передплата Українською | In English

№18, вересень 2010

Формы урегулирования международных конфликтов (на примере урегулирования арабо-израильского конфликта)

Поділитися:

На сегодняшний день немалую роль в интенсификации процессов глобализации и укреплении межгосударственных связей играет урегулирование международных конфликтов. Их разрешение благодаря усилиям международных содружеств и общественно-политических организаций способствует всестороннему развитию современного общества, а главное – укреплению общественной безопасности в рамках культурно-цивилизационной и национально-государственной сфер.

Именно к этой группе можно отнести и исследуемый нами арабо-израильский конфликт. Несмотря на международные подходы к управлению и урегулированию этих конфликтных отношений различными международными организациями, достаточно четко выделяются выраженные национальные и государственные особенности двух государств – Палестины и Израиля.

Необходимо отметить, что при рассмотрении различных моделей воздействия на конфликтную ситуацию наиболее четко выделяются именно межгосударственные отличия [3]. В рамках межгосударственных подходов к управлению и урегулированию современных конфликтов исследователи в основном опираются на положения социальной конфликтологии, в разработку которой внесли значительный вклад Г. Зиммель, Р. Дарендорф, Л. Козер. Этот классический подход, основанный на разделении государственных систем на  «открытый» (демократический) и «закрытый» (тоталитарный, авторитарный) типы, широко используется и в настоящее время, несмотря на то, что это разделение условное и в современном мире уже нет ни четко выраженных государств «закрытого» типа, ни абсолютно демократических «открытых» политических систем [1].

Кардинальные перемены, произошедшие в мировом развитии на рубеже ХХ–ХХI столетий, со всей остротой поставили как перед исследователями, так и перед политиками вопрос о характере и закономерностях международных отношений в процессе формирования моделей урегулирования международных конфликтов. Л. Козер указывает, что позитивная или негативная роль такого рода конфликтов сопряжена как с предметом противоборства, так и с типом социальной структуры. Подчеркивая эти составляющие, он разрабатывает модели урегулирования международных конфликтов, принимая во внимание и их разрушительную функцию. В зависимости от типа структуры международного конфликта Л. Козер выделяет две модели урегулирования и обеспечения стабильности:

1) подавление конфликтного потенциала в структурах «жесткого» типа («закрытых» обществах);

2) приспособление к конфликтам и использование их в качестве сигнальной системы в обществах «открытого» типа [2].

Основные отличия моделей и способов воздействия на урегулирование конфликтных отношений заключаются прежде всего в политическом курсе, который то или иное государство последовательно проводит в отношениях с другими субъектами внешней политики. Но независимо от политического курса – либо тоталитарного, либо демократического – конфликтующие стороны формируют такие модели поведения:

– в сфере геополитических интересов государства-агрессора инициируется множество мелких политических и этнических конфликтов, создающих политический хаос. Они расшатывают, дискредитируют, уменьшают роль общественных институтов, поддерживающих политическую стабильность и безопасность социума, вовлекают в свою сферу участников со стороны;

– государство-агрессор приходит в образовавшийся политический вакуум в роли единственного арбитра, используя технологии информационно-психологического воздействия для управления полем политических конфликтов [3].

Примером такой модели поведения может быть роль США, причем не только в исследуемом нами арабо-израильском урегулировании, характеризующемся наивысшей степенью нестабильности, но и в югославском конфликте, крупном этнополитическом столкновении, в которое было вовлечено все Европейское содружество.

Причинами такого вмешательства заинтересованной стороны в разжигание международных конфликтов являются: привлечение международного содружества к политическому воздействию как на конкурентов, так и на союзников; контроль над политическими и экономическими ресурсами, апробация новых инструментов политических воздействий; внедрение информационно-психологической войны; сбыт и апробация новых технологий военной промышленности; контроль политической игры через внедрение политического хаоса и т. д. Таким образом, передать урегулирование конфликта под контроль международных организаций означает превратить их в официальных посредников и избежать тем самым прямого конфликта с интересами агрессора или иного доминанта в регионе.

Учитывая роль Ближнего Востока в мировой политике, изучение истоков, причин и последствий возможных вариантов решения этой проблемы представляется крайне важным.

Существующие сегодня модели, способы и методы урегулирования конфликтных ситуаций имеют достаточно четко выраженные национальные и государственные особенности. Считается, что государственные отличия в технологиях урегулирования современных конфликтов связаны с типом политической системы государства, вовлеченного в конфликт, которая и диктует определенную тактику политического урегулирования конфликтной ситуации. Национальные отличия связаны, в первую очередь, с основанным на менталитете политическим мировоззрением наций и этнических групп, составляющих население страны; с принятыми и укоренившимися в рамках этнических групп, составляющих население страны, правилами социально-политического поведения; с национально-культурными традициями урегулирования конфликтов, закрепленными в глубинных общественно-политических архетипах; с историческим опытом взаимодействия гуманистических принципов и социально-политических факторов.

Межгосударственные различия в моделях и способах воздействия на конфликтную ситуацию определяются политическим курсом, последовательно проводимым данным государством в отношениях с другими субъектами внешней политики, особенно относительно его миролюбия или агрессивности на международной арене. Политический курс государства формирует правящая элита, то есть достаточно небольшой круг граждан страны, которым принадлежит власть. При этом сам курс может не только не совпадать с декларируемыми демократическим обществом гуманистическими принципами, но и идти существенным образом вразрез с ними. В США, например, администрация Дж. Буша-младшего последовательно проводила агрессивный внешнеполитический курс, направленный на безусловное силовое подчинение США других государств и их союзов, несмотря на то, что абсолютное большинство населения страны его политику не одобряло. Таким образом, в современных условиях «открытое» государство может проводить на международной арене жесткую силовую линию в подавлении конфликтов и любых протестных движений вообще, а традиционно считавшиеся «закрытыми» общества (например, так называемые страны-изгои) могут демонстрировать способность достаточно гибко менять свой политический курс, приспосабливаясь к условиям конфликта [3].

Одна из приоритетных моделей, выбранных палестинской дипломатией в вопросе урегулирования арабо-израильского конфликта, базируется на принципах внешней политики Палестины в отношении региональных и международных проблем, а также в отношении мирового содружества в целом. Среди основных принципов можно назвать следующие:

– сохранение независимости палестинской позиции, которая выражает волю палестинского народа;

– приверженность принципу невмешательства во внутренние дела любого государства, уважение права добрососедства, недопустимость вмешательства во внутренние дела Палестины со стороны других стран;

– соблюдение устава ООН, ее целей, норм международного права и Международной декларации прав человека 1948 года.

– налаживание добрых отношений со всеми государствами на основе равенства и взаимоуважения, что гарантирует сохранение и выполнение высшего интереса Палестины;

– отстаивание справедливых деяний, в основе которых – нормы и принципы международного права;

– приверженность принципам Движения неприсоединения;

– приверженность принципам мирного сосуществования и сотрудничества со всеми государствами ради достижения прочного мира, базирующегося на справедливости и уважении прав государства.

В своем выступлении (2009 г.) относительно современной обстановки мирного урегулирования конфликта советник Посольства Палестины в Украине доктор Мусса Мобарек определил четкие рамки примирительных приоритетов со стороны Палестины по отношению к Государству Израиль. В частности, он отметил, что приверженность к урегулированию региональных и международных проблем мирными способами и отказ от применения силы или ее использования против какой-либо страны не касается естественного права на самооборону ради сохранения целостности территории и независимости.

Таким образом, внешняя политика Палестины направлена на мирное урегулирование на Ближнем Востоке, что подтверждает ее стремление к миру как стратегический выбор. На основе этого Организация объединения Палестины (ООП), которая является единственным законным представителем палестинского народа, уделяет большое внимание переговорам с Израилем ради достижения желаемого мира в соответствии с принципами международного законодательства,  требующего полного вывода израильских войск со всех арабских оккупированных территорий (Палестина, Ливан, Сирия), и с определенными легализированными правами палестинского народа, прежде всего права на самоопределение и создание независимого государства со столицей в Восточном Иерусалиме. В рамках этого ООП определила свое видение мира на Ближнем Востоке путём утверждения следующих положений:

1) полный вывод израильских войск за границы, существовавшие до 1967 года, согласно резолюции СБ ООН № 242 и принципу обмена земли на мир;

2) отказ от присоединения Израилем Восточного Иерусалима (согласно резолюции СБ ООН № 478 1980 года) и окончательный вывод из него израильских войск, а также возращение его Палестине для создания в нем столицы Палестинского государства;

3) ликвидация всех поселений на палестинских территориях согласно резолюции СБ ООН № 465 1980 года и всем резолюциям ООН по этому вопросу.

4) подтверждение прав беженцев согласно резолюции ООН № 194, которая гарантирует им право на возвращение и материальную компенсацию;

5) признание права палестинского народа на определение своей судьбы, означающее независимость согласно резолюциям ООН по этому вопросу, в частности, резолюции ООН № 1397, и возвращение полного суверенитета на территориях палестинского берега (западный берег реки Иордан), в том числе Восточном Иерусалиме и секторе Газа.

Для достижения неотъемлемых прав палестинского народа и создания независимого Палестинского государства палестинское руководство строит свои отношения со всеми странами мира, особенно с арабским и мусульманским мирами, европейским государствами и США, призывая их активизировать свою роль в мирном процессе, увеличить и расширить формы помощи и поддержки палестинского народа в мировом содружестве и, в частности, Европейском Союзе. Палестина также стремится к расширенному развитию евросредиземноморского сотрудничества в рамках равноправного партнерства. Палестина подтверждает свою приверженность идее превращения Средиземноморского региона в образец серьезного сотрудничества и взаимодействия во всех направлениях одновременно: экономическом, политическом, социальном, а также в сфере безопасности.

При реализации такого взаимодействия должны учитываться интересы обеих сторон – как арабской, так и европейской – для утверждения мира и стабильности, адекватного сотрудничества всех государств, относящихся к Средиземноморский регион. Только таким образом можно достичь справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке, сосуществования двух государств в мире и безопасности, избавить народы региона от страданий,  которые продолжаются многие десятилетия.

 

Джерела

1. Близький Схід: міжнародна безпека, регіональні відносини та перспективи для України / Відп. ред. Б. О. Парахонський. – К.: ПЦ «Фоліант», 2008. –
С. 203.

2. Козер Л. А. Функции социального конфликта // Социальный конфликт: современные исследования / Под ред. Н. Л. Поляковой. – М., 1991. – С. 17–22.

3. Манойло А. В. Национально-государственные модели психологического управления конфликтами // Обозреватель – Observer. – 2008. – № 2. – С. 118–123.

Автор: Бишер м а Аларадж

Коментарі

Заповніть поля відмічені червоним!

Додати коментар

Увійдіть в систему, використовуючи аккаунт соціальної мережі:
Коментар:

Поля відмічені *(зірочкою) обов'язкові для заповнення.

Плакат - брат барикад

Архів журналу Віче

Віче №15/2016 №15
Реклама в журналі Інформація авторам Передплата
Останні новини

$30 000 за голосування: чи допоможе детектор брехні розібратися зі «слугами народу» Сьогодні, 23 жовтня

Нардеп не задекларував будинок на Трухановому острові — Bihus.info Сьогодні, 23 жовтня

"Від заяви Зеленського залежить все": Тейлор засвідчив у справі імпічменту Трампу Сьогодні, 23 жовтня

Кабмін запровадив 2% мито на імпорт електроенергії з РФ — Герус Вчора, 22 жовтня

В Київській академії мистецтв викрили шахраїв. Збирали кошти на «батьківські фонди» Вчора, 22 жовтня

Ще один виробник сигарет відкликає 350 мільйонів сплаченого акцизу Вчора, 22 жовтня

СБУ затримала ексзаступника міністра економіки: підозрює у держзраді Вчора, 22 жовтня

Як Кравцов з компанією планують роздерибанити 100 млн доларів Вчора, 22 жовтня

В уряді озвучили консервативний та оптимістичний прогноз зростання ВВП у 2020 році Вчора, 22 жовтня

Євродепутат: Зеленський концентрує владу і це дуже страшно Вчора, 22 жовтня