передплата Українською | In English

№20, жовтень 2008

К вопросу о проблемах новой редакции Конституции Украины

Поділитися:

Обострение политической борьбы за государственную власть между олигархическими кланами в Украине вызвало к жизни поиск средств и методов управляемости политических партий, обслуживающих интересы крупного капитала. Наблюдаемое в жизни политических партий как частное явление неподчинение вождям, предательство, переходы из партии в партию, внутрипартийная групповщина вынудили лидеров политических партий искать действенные средства партийной дисциплины и, особенно, внутрифракционной дисциплины в парламенте.

Здесь уместно подчеркнуть, что назначение и цель буржуазных политических партий состоит не в том, чтобы выражать интересы большинства населения страны, а в том, чтобы проникнуть в парламент и через законодательную власть существенно влиять на процесс формирования и реализации интересов правящих в Украине финансово-промышленных кланов. В этих условиях для партийных лидеров не так важна партийная дисциплина и членство в партии тех или иных персон, как непререкаемое подчинение лидеру членов фракции в парламенте. Отсюда и возрождение лидерами БЮТ давно отрицаемой западными демократиями идеи императивного мандата. Однако лидеры «оранжевых» пытаются узаконить эту идею не в классическом виде, признанным в конституционном праве, а в извращенном, приспосабливая императивный мандат к своим внутрипартийным нуждам. В этой связи необходимо сделать несколько общетеоретических замечаний.

Прежде всего, в чем сущность свободного и императивного мандата. Сущность принципа первого наиболее конкретно и последовательно выразил известный французский государствовед М. Прело. Он определил, что 1) мандат является общим (т.е. депутаты представляют всю нацию); 2) мандат – не императивный, т.е. депутат ничем не связан при выполнении возложенной на него функции парламентария, в том числе он может воздержаться от участия в парламентских заседаниях и не связан обязательствами, которые он мог принять на себя во время предвыборной кампании или после нее; 3) мандат не подлежит отзыву; 4) с учетом того, что презумпция соответствия воли депутатов воле народа не подлежит сомнению, мандат при своем осуществлении не требует одобрения действия его носителя ни с чьей стороны. Такова в целом аргументация сторонников свободного мандата.

По сравнению со свободным императивный, наоборот, связывает депутата волей и поручениями своих избирателей. При этом мандате депутат получает наказ своих избирателей, т.е. поручение общественно значимого характера; в ходе работы депутат обязан не только информировать своих избирателей, но и регулярно отчитываться перед ними как о своей деятельности, так и о деятельности представительного органа, в который он избран, его комитетов и комиссий, в которых он работает, о выполнении наказов избирателей; избиратели могут отозвать депутата, не оправдавшего их доверия или совершившего поступок, порочащий звание парламентария.

Таковы два прямо противоположных подхода к содержанию депутатского мандата и отношений избирателей с депутатами в парламенте. Независимо от содержания мандата следует отметить одну принципиальную закономерность: речь идет о прямой связи между депутатом и избирателями. При любом мандате, свободном или императивном, между депутатом и избирателями нет никаких посредников. Это – общая доктрина конституционного права и этой доктрине следует мировая практика парламентаризма.

При этом подавляющее большинство стран Запада придерживаются концепции свободного мандата. Однако наши «оранжевые» в угоду своим партийным интересам изобрели новую концепцию императивного мандата, которую есть все основания обозначить как лжеимперативный мандат. Согласно этой концепции не избиратели решают вопрос об отзыве депутата, а партийные органы, выдвигавшие кандидата в депутаты по конкретному списку партии. Это полное извращение сути императивного мандата и народного волеизъявления в ходе избирательного процесса, которое не имеет ничего общего с содержанием императивного мандата, сформулированного в доктрине конституционного права. Согласно последней только избиратели путем личного голосования могут лишить депутата мандата через процедуры отзыва. При этом обязательным признаком императивного мандата является возможность избирателей давать наказы своим депутатам.

Однако при избирательной системе по общегосударственным партийным спискам, которая практикуется в Украине, дать наказы конкретным кандидатам в депутаты избиратели не могут, следовательно, не могут их и отзывать. Партийные вожди решили, что право отзыва депутатов они могут реализовать помимо воли избирателей. Тем самым полностью извратив теорию конституционного права и парламентаризма.

В этой связи уместно сказать несколько слов о варианте пропорциональной избирательной системы по партийным спискам, которая начала практиковаться в Украине. На мой взгляд, она по сути своей противоречит Конституции Украины, где в ст. 21 говорится, что все люди свободны и равны в своих достоинствах и правах. Права и свободы человека неотчуждаемы и нерушимы. А ст. 38 Конституции констатирует: граждане имеют право принимать участие в управлении государственными делами, свободно избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Как можно быть свободно избранным в органы власти, если для реализации этого права необходимо быть кандидатом, выдвинутым в депутаты партийными органами и только по их партийной воле быть включенным в партийный список? Выходит, политические партии, чье суммарное число членов не составляет и одного процента избирателей Украины, узурпировали конституционное право всех гражданин быть выдвинутыми кандидатами в депутаты и быть избранными в органы государственной власти. А это несовместимо ни с принципами демократии, ни парламентаризма, ни конституционализма, ни правового государства.

Пропорциональная система выборов по партийным спискам имеет право на практическое применение только при условии соблюдения Конституции Украины, где четко указано, что каждый гражданин имеет право быть свободно избранным в органы государственной власти. Реализация данного права не может зависеть от мнения партийных вождей по отношению к миллионам беспартийных соотечественников. Следует помнить, что субъектами политической структуры гражданского общества являются не только политические партии, но и профсоюзы, женские, молодежные, религиозные, ветеранские и другие организации. Поэтому они так же, как и партии, могут быть наделены правом выдвижения кандидатов в депутаты. Существует, наконец, институт самовыдвижения граждан с закреплением в законе условий, призванных отсекать от избирательного процесса случайные личности.

Полагаю, актуальность вопроса о необходимости совершенствования избирательной системы в Украине четко отображена в избирательной программе Блока Литвина, где прямо сформулировано требование возродить мажоритарную избирательную систему. Памятуя, что последнюю пресса часто и небезосновательно называла системой «денежных мешков», так как в мажоритарных округах широко практиковался либо прямой подкуп избирателей, либо в сочетании с пустыми обещаниями кандидатов в депутаты, возврат к «мажоритарке» возможен только при условии увеличения не менее чем вдвое территорий избирательных округов, чтобы свести к минимуму вышеупомянутые негативные явления. Следовательно, успешная реализация конституционного права граждан быть свободно избранными в органы государственной власти невозможна без создания крупных мажоритарных округов (например, 100 округов Украины), самовыдвижения граждан, выдвижения кандидатов в депутаты другими (кроме политических партий) официально зарегистрированными субъектами гражданского общества. В то же время идею реанимации и реализации в Украине императивного мандата считаю вполне обоснованной и практически необходимой.

Убогость нашей провинции – сел, городов, даже областных центров – общеизвестна. Поэтому крепкая зависимость между депутатом и конкретным избирательным округом крайне необходима. Однако для этого необходимо приблизить пропорциональную избирательную систему, а проще списки кандидатов в депутаты от политических партий к конкретным избирательным округам. Наиболее очевидным, простым и доступным решением является составление конкретных партийных списков по округам в областях и других административных единицах (Крым, Киев, Севастополь). Победители в областных списках и становятся депутатами парламента от конкретной политической партии. Вот вам и привязка конкретного депутата к конкретному региону даже при проведении выборов по пропорциональной системе.

Согласно теории конституционного права пропорциональная избирательная система способствует реализации интересов прежде всего партийной верхушки и приводит к отчуждению от конкретной политики рядовых партийцев и партийного электората. Не секрет, что партийные списки составляются партийным руководством, в избирательном бюлетене печатается только название партии и иногда фамилии нескольких лидеров. Поэтому избиратель часто не знает, за каких конкретно кандидатов от поддерживаемой им партии он голосует.

Конкретная область, конкретный округ, конкретный список кандидатов, баллотирующихся в данной области, – вот условия, позволяющие перейти к реальному императивному мандату и обеспечивающие конкретную взаимосвязь депутата со своими избирателями. Тотальная пропорциональная избирательная система по партийным спискам, кроме нарушения конституционных прав граждан и предоставления привилегированного положения членам партий перед беспартийными согражданами, не позволяет выявить волю избирателей по отношению к конкретным кандидатам. А это в корне антидемократично, извращает сущность императивного мандата, ставя депутатов в зависимость от партийных вождей, а не воли избирателей, что противоречит принципам конституционного права. Следовательно, поддерживая идею реализации в Украине императивного мандата, необходимо обеспечить взаимосвязь конкретного депутата с конкретным избирательным округом. Только в этом варианте будут соблюдены интересы избирателей, требования Конституции, положения доктрины конституционного права, сформированной мировым опытом парламентаризма.

Одной из заметных инициатив «оранжевых» в ходе прошлогодней избирательной кампании было требование полностью лишить депутатов неприкосновенности. И хотя эта идея по сути своей являлась примитивным, очевидным популизмом и пиаром, она очень нравилась людям, не задумывающимся о ее последствиях и судьбах парламентаризма в Украине. Вожди «оранжевых» во главе с Президентом Украины громогласно утверждали, что депутатская неприкосновенность дает возможность крупному криминалитету уходить от ответственности и порождает коррупцию в Украине.

Доля правды в этом несомненно есть. Однако ради доли правды извращать сущность парламентаризма и даже ставить под угрозу само его существование в Украине – не слишком ли дорогая цена за популизм и ложный дешевый авторитет «оранжевых» у известной части электората? Депутатская неприкосновенность и конституционная гарантия этой неприкосновенности являются обязательными и непременными составляющими практики парламентаризма. Без депутатской неприкосновенности, без парламентского иммунитета и индемнитета депутат не может выполнить своих депутатских обязанностей. А без независимого депутата нет парламентаризма.

И. Солоневич в своей книге «Народная монархия» рассказывает, что в Польше, во времена Пилсудского, депутатов Сейма могли выпороть в полицейских участках, так как они не обладали парламентским иммунитетом. По-видимому, для лидеров «оранжевых» режим Пилсудского и является идеалом демократии. Для тех же, кто рассматривает демократию как инструмент справедливого управления обществом, депутатский иммунитет – неотъемлемый институт парламентаризма. Депутат должен иметь условия для беспрепятственного осуществления своего мандата как уполномоченный представитель народа. Цель неприкосновенности депутата – прежде всего оградить парламентария от уголовного преследования со стороны исполнительной власти, стремящейся под ложными предлогами заставить депутата замолчать, когда он обличает правительственных чиновников.

Каждому понятно, что между законодательной и исполнительной властью всегда имеется определенное противостояние, а иногда и конфронтация, приводящая к кризису. Это – нормальное состояние в условиях парламентаризма. Ведь парламент имеет право контроля за деятельностью исполнительной власти, а контроля без критики и вскрытия чиновничьих «грехов» не бывает. Кроме того, в парламенте всегда наличествует оппозиция, которая только тем и занимается, что критикует правящие партии и исполнительную власть. Однако, как оппозиция может выполнить свое предназначение, если депутат, критикующий правительство, может быть арестован исполнительной властью? Лишая депутатов неприкосновенности, мы, во-первых, лишаем парламент реальной возможности контроля за деятельностью исполнительной власти, а это одна из основных функций парламента, во-вторых, мы лишаем парламентскую оппозицию реальной возможности критиковать правящую коалицию внутри парламента и исполнительную власть по всей чиновничьей вертикали. Подумайте сами, уважаемые читатели, как вы осмелитесь критиковать правительство или правящую коалицию с трибуны парламента или иным способом, если вы тут же можете быть подвергнуты аресту по иным, нередко сфабрикованным, поводам (наркотики, оружие, хулиганство, воровство и т.д.). Думаю, далеко не каждый парламентарий осмелится в таких условиях на подобную критику. Депутатская неприкосновенность как форма парламентского иммунитета есть во всех странах, практикующих парламентаризм в качестве режима государственного управления обществом. И Основной Закон Германии, и Конституции Испании, Италии, Великобритании, Австрии, США, Японии и других государств предусматривают депутатскую неприкосновенность.

Парламенты добились для своих членов иммунитета и с тех пор парламентаризм не мыслим без депутатской неприкосновенности. Я не сомневаюсь, что вожди «оранжевых» во главе с Президентом прекрасно осведомлены с аргументацией в пользу необходимости депутатской неприкосновенности, но, потакая обывательским настроениям охлократических толп и пользуясь незнанием рядовыми гражданами конституционного права, вожди «оранжевых» не брезгуют во время выборов возможностью оболванивать, обманывать, вводить в заблуждение своих избирателей, лишь бы дорваться до вожделенного депутатского мандата и власти.

Избирателей обманули, потому что полностью ликвидировать депутатскую неприкосновенность означает разрушить парламентаризм в Украине. Я подчеркиваю: «полностью ликвидировать», как требовали «оранжевые», а не сузить, ограничить, как это делается во многих странах.

Да, действительно, депутатский иммунитет в условиях демократического политического режима имеет целевое предназначение – гарантировать депутату возможность своей деятельностью защищать общественные интересы, права и свободы граждан. Однако депутатский иммунитет не должен служить укрытием для преступников. Именно на этой особенности депутатского мандата и «сыграли» на последних парламентских выборах «оранжевые». Но в любом деле, в любом требовании не следует терять чувство меры. Иначе мы рискуем скатиться к абсурду, глупости. Это и случилось с идеей «оранжевых» – полностью ликвидировать институт депутатской неприкосновенности. С учетом воспроизведения и жизнеспособности парламентаризма – требование невыполнимое. Вместе с тем депутатская неприкосновенность не может быть защитой для правонарушителей. Создается ситуация коллизии требований, коллизии интереса, коллизии закона. Как быть? Так, как подсказывает опыт других стран. Депутатский иммунитет есть во всех демократических странах, но он сужен до необходимости защиты депутата от произвола исполнительной власти.

Обратим внимание на ч. 3 ст. 80 Конституции Украины, где говорится: «Народные депутаты Украины не могут быть без согласия Верховной Рады Украины привлечены к уголовной ответственности, задержаны или арестованы». Такая широкая практика депутатской неприкосновенности, конечно, может быть использована нарушителями закона и даже стать прибежищем для негодяев, цинично проповедующих правовой нигилизм. Однако, если мы сузим содержание ч. 3 ст. 80 Конституции Украины и дадим возможность правоохранительным органам привлекать депутатов к уголовной ответственности и задерживать в связи с правонарушениями как рядовых граждан, но не дадим возможности этим органам арестовывать депутатов без согласия Верховной Рады, то такая депутатская неприкосновенность защитит депутатов от произвола исполнительной власти и не даст возможности преступникам прятаться за депутатский мандат. При этом задержание депутата должно иметь правовое обоснование. Лиц, задержавших депутата без фактических необходимых оснований, следует оценивать как профессионально не пригодных и понижать их в должностях и званиях, либо, при проявлениях грубого произвола, увольнять с работы. Следовательно, достаточно в ч. 3 ст. 80 Конституции Украины записать: «Народные депутаты Украины не могут быть без согласия Верховной Рады Украины арестованы». И все сразу становится на свои мести. Народные депутаты, как и рядовые граждане, могут быть привлечены к уголовной ответственности, задержаны в связи с правонарушением, но не могут быть арестованы без согласия Верховной Рады Украины так же, как и рядовые граждане без санкции суда. Этой меры вполне достаточно, чтобы провести следствие по конкретному делу в отношении депутата, но и вполне достаточно, чтобы депутат был защищен от произвола исполнительной власти. Ибо наши правоохранительные органы только тогда чувствуют себя уверенными и даже профессиональными, когда подозреваемый арестован и к нему можно применять разные способы воздействия. Без ареста подозреваемого профессионализм правоохранителей сникает, вянет, плохо увязывается с законом, а потому часто не приводит к осуждению обвиняемых. В этом обстоятельстве и заключен смысл гарантии депутатской неприкосновенности.

Обязательным элементом депутатской неприкосновенности является понятие «индемнитет». Оно включает в себя два значения. Первое – неответственность за высказывания и иные действия при осуществлении мандата. Имеется в виду деятельность депутата в парламенте, в комитете, в комиссиях и иных случаях, когда высказывание носит публичный характер, а также неответственность за содержание вносимых проектов законов, за голосование, вопросы и запросы, поправки и т.п. Кстати, фракция в демократическом парламенте не может предъявить к депутату официальные претензии по поводу его позиции в процессе голосования. Именно в силу института индемнитета депутат не обязан отчитываться перед кем бы то ни было за свое официальное законное поведение в парламенте. Поэтому исключить депутата из фракции или поставить вопрос о лишении мандата по мотивам его «неправильного» голосования по конкретному вопросу, с точки зрения требований парламентаризма, недопустимо. Например, когда в Конгрессе США проходило голосование по вопросу финансирования военных действий в Ираке и Афганистане, часть республиканцев голосовали вместе с демократами и наоборот. Таковы возможности парламентаризма.

Второе значение термина «индемнитет» – вознаграждение парламентария. Во всех странах, где парламенты работают на постоянной основе, депутаты парламента получают солидное вознаграждение. Оно складывается из разного рода выплат: жалованья, компенсаций расходов на содержание вспомогательного персонала, проезд, использование средств связи, командировочных и т.д. Высокое парламентское вознаграждение во всем мире рассматривается как нормальное явление. Не надо забывать, что депутату реально приходится участвовать в инициировании, разработке и принятии важных государственных решений. Парламентарий нуждается в консультациях специалистов, в повышении своего профессионального уровня, ему необходимо постоянное проживание в столице, частые поездки к избирателям, систематическое пользование транспортом и связью, а это все стоит дорого. Скажем, сенатор от крупного штата США обходится налогоплательщикам более чем в 1 млн. долларов в год. Вознаграждение французского парламентария в три раза превышает средний уровень заработной платы. Плюс к этому он получает фиксированные суммы, равные 1/4 вознаграждения на наем жилья и служебные расходы.

Государство оплачивает услуги двух помощников и секретариата депутата. Он может 40 раз в году бесплатно слетать в свой избирательный округ и обратно, бесплатно пользоваться телефонной и почтовой связью. Во всех странах материальные затраты на содержание депутатов весьма значительны и считаются оправданными, так как народные избранники должны быть независимы в своей деятельности и от исполнительной власти, и от бизнеса. Общество, избиратели, наоборот, заинтересованы в парламентарии, имеющем возможности свободно выражать свое мнение, без опасений критиковать любые органы исполнительной власти, разоблачать факты коррупции, правонарушения судейского корпуса и правоохранительных органов. Без необходимых прерогатив, привилегий, депутатской неприкосновенности и высокого вознаграждения депутат не может выполнить свои обязанности перед обществом и избирателями. Это давно осознали и теоретически, и практически во всех странах, исповедующих демократию как способ управления обществом. И лишь в Украине с подачи недальновидных, неграмотных и низкопрофессиональных политиков подвергнуто не только сомнению, но и требованию ликвидировать депутатский иммунитет, что, напомню еще раз, равносильно ликвидации парламентаризма в нашем государстве.

В ходе избирательной кампании 2007 года речь шла о необходимости принятия новой Конституции страны и создания двухпалатного парламента. Эти идеи для Украины не являются неожиданными. Они закономерны, если учесть, что весь период реформ, начиная с 1990-х годов, – период постоянного системного кризиса во всех отраслях жизни общества, порожденного переделом общественной собственности и захватом политической власти, незаконным и несправедливым обогащением малой части граждан Украины, незаконным и несправедливым обнищанием абсолютного большинства народа. В этих условиях каждая политическая сила стремится использовать наиболее подходящий инструмент для упрочения своего господства. Поэтому неудивительно, что предметом торга и повышенного внимания оказалась Конституция страны. Следует помнить, что, с правовой точки зрения, Конституция – это система правовых норм, имеющих, как правило, высшую юридическую силу и регулирующих основы отношений между человеком и обществом, человеком и государством, а также основы организации и деятельности самого государства. Главное в любой Конституции – ее высшая юридическая сила и ее обязательная особенность, регулирующая основы отношений между человеком, обществом и государством. Поэтому принятие новой Конституции всегда является покушением на основы, закрепленные в старой. В этом всегда кроется большая опасность для общества. Ведь закрепление новых положений может носить как прогрессивный (полезный для общества), так и реакционный (вредный для общества) характер. Конституция Украины, принятая в 1996 году, по оценкам наших и западных специалистов в области конституционного права, считается одной из лучших с точки зрения буржуазной демократии. Почему же возникла потребность ее менять? Вопрос несложный. Дело в том, что любая Конституция в своем содержании – своеобразный компромисс, фиксация, запись соотношения политических сил в борьбе за власть и собственность. В известном смысле это общественный договор, в котором согласованы интересы различных частей общества: общественных классов, социальных слоев, территориальных, национальных или иных общностей. Каждая из частей защищает в политической борьбе свои социальные интересы. Степень, в которой последние удается согласовать, отображается в Конституции. Без такого согласования никакого правопорядка или конституционного порядка в обществе достичь невозможно.

В Украине в 1996 году была принята классическая буржуазная Конституция, где интересы нарождающейся украинской буржуазии учитывались максимально. Прошло 10 лет, буржуазия окрепла, обросла дармовыми миллиардами доходов от эксплуатации общенародной собственности. И отдельным капиталистическим группировкам стало казаться, что они могут захватить под свой контроль всю государственную власть и переделить уже поделенную общенародную собственность. Именно эти потребности и интересы являются главными мотивами элитных групп, когда они говорят о необходимости принятия новой Конституции. С точки зрения буржуазно-демократической, действующий Основной Закон вполне отвечает всем демократическим требованиям. Однако, с точки зрения групповых интересов «оранжевых», их лидер – Президент Украины – не имеет достаточных властных полномочий, чтобы авторитарно, как его предшественник Л. Кучма, управлять государством. В этом и заключается суть инициатив, направленных на принятие новой Конституции.

Переход к парламентско-президентской или даже парламентской форме правления не требуют новой Конституции. Достаточно принять изменения в действующий Основной Закон. А вот, чтобы утвердить президентскую форму правления, новая конституция нужна. Однако, что такое президентская форма правления, общество уже в полной мере ощутило во времена правления Л. Кучмы. Может, хватит? Авторитаризм президента и его окружения – иной демократии в президентской республике не бывает. С другой стороны, в действующей Конституции классически, в духе буржуазной демократии, выписаны основы управления обществом и государством, провозглашены права и свободы человека и гражданина, другие положения. Все, что требует нового согласования и компромисса политических сил, борющихся за свои интересы, вполне достижимо на уровне внесения изменений в нынешний Основной Закон. С точки зрения левых сил, в действующую Конституцию необходимо внести существенные изменения в плане гарантий реализации провозглашенных прав и свобод. Необходимо изменить избирательную систему, сформировав правовую зависимость между избирателями и депутатами всех уровней. И, самое главное, провозгласить базовые отрасли промышленности, землю и окружающую среду – общим достоянием народа Украины. Общественная, государственная и коллективные формы собственности должны занять свое законное место в Основном Законе страны.

Думаю, умные наблюдательные люди в Украине хорошо понимают, что затея с принятием новой Конституции – очередная авантюра, преследующая цель утвердить режим личной власти Президента и его окружения и установить в стране управляемый хаос, дабы отвлечь народ от вопросов социальной справедливости, уровня жизни, искоренения бедности, реализации провозглашенных, но ничем не обеспеченных прав и свобод граждан Украины. Новая Конституция – новый виток социального кризиса, в результате которого бедные станут нищими, средние бедными, а богатые увеличат число валютных миллиардеров. Авантюризм, переходящий в деспотизм, друзьям – все, остальным – закон, циничное отношение к закону и праву – далеко не весь перечень «сюрпризов», которые ждут общество после установления президентской формы правления. Отстоять парламентскую форму правления, утвердить демократические права и свободы, принципы социальной справедливости – таковы задачи прогрессивно мыслящих людей в Украине.

Одной из попыток олигархии узурпировать власть, даже в условиях парламентской формы правления, является идея двухпалатного парламента. Она не нова не только в истории па

Автор: Василий СИРЕНКО

Коментарі

Заповніть поля відмічені червоним!

Додати коментар

Увійдіть в систему, використовуючи аккаунт соціальної мережі:
Коментар:

Поля відмічені *(зірочкою) обов'язкові для заповнення.

Плакат - брат барикад

Архів журналу Віче

Віче №11/2016 №11
Реклама в журналі Інформація авторам Передплата
Останні новини

Мінцифри: Україна піднялася в рейтингу індексу електронної участі ООН Сьогодні, 27 листопада

В Європі вперше судитимуть дипломата з Ірану за тероризм Сьогодні, 27 листопада

Заступник Шевченка став членом наглядової ради Нацдепозитарію Вчора, 26 листопада

Профспілка "Антонова" має намір судитися через створення наглядової ради Вчора, 26 листопада

США відтермінували блокування TikTok Вчора, 26 листопада

Громадська рада Нацкомісії з тарифів хоче, аби "Нафтогаз" продавав газ на біржі  25 листопада

У Криклія заперечили інформацію про можливе звільнення: "Міністр працює" 25 листопада

Криклій може втратити крісло міністра інфраструктури – джерело 25 листопада

Новини 24 листопада: ФОПам роздадуть по 8 тисяч, українцям анулюють борги, на новорічні свята хочуть локдаун 25 листопада

Допомогу бізнесу хочуть фінансувати з ковідного фонду 24 листопада